Новости, статьи, обзоры

Подводная охота в Индии на реке Каменг

Предложение отправиться в Индию на рафтинг, охоту и рыбалку было настолько неожиданным, что я, не долго думая, согласился. Свою огромную страну изъездил уже вдоль и поперек, десятки рек проплыл на различных надувных плавсредствах, а тут сплав на спортивных катамаранах по горной реке, стекающей с Гималаев! Хотя бы раз в жизни, но такое испытать просто необходимо!

Виноградов В.И в Индии

Виноградов В.И в Индии

Так как в этой экспедиции буквально все, что мы видели, сильно отличалось от привычного нам в России, значительная часть данного рассказа о местных охоте и рыбалке будет посвящена уникальной индийской действительности. И, так, из Домодедово мы летели в Дели 8 часов. Из Дели таким же большим лайнером еще 2,5 часа в город Гуахати – самый крупный город северо-восточной Индии с населением более миллиона человек. Оттуда на джипах за 4 часа (250км) добрались до поселка городского типа Бхальюкпонг. В поселке поселились в очень симпатичном с виду отеле Солу, на высоком берегу реки Каменг. Наш сплав будет именно по этой реке, и закончиться должен именно в этом месте. Отель действительно очень красиво смотрится снаружи, и внутри присутствуют зеркала и мрамор. Но на дверях номеров системы задвижек с висячими замками, душевые кабины отсутствуют, и вода просто льется на пол совмещенного санузла, на двухместный номер положено одно полотенце, а вечером отключается электричество. Словом, нам не удалось определить, сколько же «звезд» у такого отеля.

Отдохнув ночь после дальней дороги, утром мы загрузились снова в джипы местного производства и двинулись в горы к месту начала сплава. Проехать нам надо было всего 150 километров, но времени на это ушло, аж, 8 часов! Качество дороги вполне сносное, но это всего одна полоса, серпантином петляющая по горам. Перед каждым поворотом водители давали предупреждающие гудки. Кстати, в дальнейшем мы убедились, что в Индии звуковыми сигналами водители пользуются чаще, чем поворотниками, из-за чего на оживленных улицах стоит постоянный гул. Добравшись засветло до деревни Кафла, мы перетащили весь скарб на берег реки и встали лагерем на ночлег.

Следующий день был посвящен сбору катамаранов, чем занимались наши инструкторы Антон и Александр, а мы знакомились с жизнью и бытом стандартной индийской деревни. Сразу скажу: я очутился…нет, не в прошлом или позапрошлом веке, а скорее в прошлой эре. От абсолютно натурального хозяйства деревню отличало наличие электричества (эта роскошь заканчивалась одной лампочкой на дом без каких либо электроприборов), одеждой и…сотовыми телефонами. Хотя зачем они им – не понятно, так как едва ли в горах есть сотовое покрытие. Объясняется такая дремучесть удаленностью от цивилизации и особенностями того района, где мы оказались.

А оказались мы в штате Аруначал-Прадеш (с санскрита «Земля залитых светом гор»), который находится на северо-востоке Индии. Штат пограничный, граничит с четырьмя странами – Бутаном, Тибетом, Китаем и Мьянмой (Бирмой). Он являлся и остается спорной территорией, на которую продолжает претендовать Китай. Это обстоятельство объясняет большое число военных, которых мы постоянно наблюдали на дорогах штата. Это же обстоятельство объясняет и то, что данная территория лишь в 2010 году стала доступна для иностранцев, и то в очень ограниченном количестве. Сегодня в штате на год выдается всего 500 пермитов – документов, дающих право пребывания на данной территории. Пермит платный, стоит 100 долларов.

Такая закрытость и отчужденность, наверное, и повлияли на задержку в развитии местной инфраструктуры. Так некоторые источники утверждают, что еще 50 лет назад многие народы штата ничего не знали про мировую цивилизацию. Но, с другой стороны, это сохранило природу штата в самом что ни на есть первозданном виде. Российские водники эти четыре года активно осваивают многочисленные горные реки, пронизывающие всю территорию штата, и все равно данный регион считают «белым пятном» на челе Матушки-Земли. Река Каменг впадает в знаменитую Брахмапутру, а уже та – в священный Ганг. Вот в такое уникальное место мы попали.

Еда

Еда

В деревню, что на левом берегу Каменга, ведет подвесной пешеходный мост, соединяющий ее с единственной дорогой в цивилизацию. Мост и электричество – вот та забота, которую проявило государство к этим людям. Живет народ Ади в домах на сваях, но не потому, что их заливает половодье. Дырявые полы и стены жилища, собранные в основном из бамбука, в условиях субтропиков дают хоть какую-то прохладу. Под полом содержится скотина – корова, свиньи и куры. В доме как бы три целевых площадки: в одном углу «спальня» — выгородка с тряпками на полу, в центре очаг – костерок на листе железа и несколько котелков, а в другом углу туалет – дырка в полу. Отходы человеческой жизнедеятельности, извините, — корм для свиней. Их так и называют – «туалетные свиньи» и считают деликатесом (еще раз извините).

В качестве лестниц во всех домах используются бревна с затесами. В одном доме мы застали хозяина за работой, он делал рисовую муку. Агрегат для этого представляет из себя коромысло, на короткий конец которого надо давить ногой и тогда поднимается и опускается длинный конец. На нем вертикально укреплена палка. Палка ударяет в деревянную ступу, в которую насыпают две-три жмени риса. Так получают муку. Конструкция не содержит гвоздей и прочего железа, как, впрочем, и почти все, что мы видели в деревне. В качестве крепления используются расщепленные лианы.

Утром следующего дня, упаковав все вещи в гермомешки и крепко-накрепко привязав их к катамаранам, мы столкнули их в воду и покатились вниз, навстречу приключениям. И надо сразу признать – приключения были. В этот разряд я отношу и экстремальный сплав по горной реке, в процессе которого наш катамаран дважды переворачивался на порогах, и вываживание на спиннинг очень сильной, двенадцатикилограммовой рыбины под названием масхир, и, конечно, очень специфическая подводная охота, и даже само пребывание в тропическом лесу, где встречаются следы диких слонов, для городского россиянина – тоже приключение.

Свою долю адреналина все мы получили от самого сплава. За те восемь дней мы 39 раз по быстро, но размеренно текущей воде приближались к чему-то ревущему и пугающему – к очередному порогу. Пороги нам достались 3-4 категории сложности, при том, что их всего 6. Нам с Владиславом повезло больше других, так как наши места были в носу малого, четырехместного катамарана, и мы ныряли в полутораметровые провалы между стоячих волн, и только нас накрывала бушующая вода. Был один порог, который не смог пройти без проблем даже большой, шестиместный катамаран. Не смотря на то, что перед его прохождением наши инструкторы ходили и высматривали самый правильный и безопасный путь, «шестерку» под главным сливом посадило на камень. Мужчины соскочили на него и пытались столкнуть катамаран в поток, и, когда им это удалось, один из команды, Сергей, не успел вскочить на удаляющееся плавсредство. Поток сбил его с ног и зашвырнул под стенку, в каменный карман с обратным течением. При этом его неоднократно притапливало, не смотря на спасжилет и штаны от гидрокостюма.

Минут 15-20 Сергей пытался цепляться за камни и вылезти на мокрую и почти отвесную скалу. Мы тоже предпринимали участие в его потугах, в частности со скалы бросали ему «морковку» — специальное средство спасения, имеемое всегда на каждом катамаране. Наконец, с трясущимися от напряжения руками, практически самостоятельно Сергей выбрался из этой переделки.

Поддув свои спасжилеты до полного, в порог ринулся наш малыш. С ним река поступила проще: в одну секунду подбросила мой баллон и перевернула катамаран. Когда я вынырнул, то перевернутый катамаран с тремя уцепившимися за него товарищами река уносила вниз, а меня забросила в тот же самый карман, где полчаса назад сидел Сергей. Однако у меня и мысли не было пытаться вылезти на берег, напротив – я хотел тут же последовать за всеми остальными. Увы, мне это не удавалось, так как круговое течение в кармане никак не давало мне выскочить на прямую струю. Дважды меня кидало на стенку, притапливало и затаскивало снова в карман. И только с третьего раза мне удалось вырваться из этого плена, и река бодро понесла меня вниз. Там мне удалось зацепиться и вылезти на камни, между аварийно причалившими катамаранами. По скалам я добрался до «шестерки», и был с комфортом доставлен к своему плавсредству. Как Сергею, так и мне удалось не упустить весла, хотя в борьбе со стихией они нам только мешали…

Через два дня нашу «четверку» еще раз перевернуло на очередном пороге. Надо сказать, что переворот катамарана – событие в рафтинге не редкое, но серьезное, и может закончиться трагически, не говоря уже о стрессе, который испытывают при этом пассажиры. Мы же прошли через это легко, и в первую очередь потому, что являемся подводными охотниками и с водой дружим. Вот вам еще один аргумент за подводную охоту!

Не смотря на то, что все мы с огромным удовольствием знакомились с индийской действительностью, с удивительной природой этой страны и полной мерой прочувствовали на себе, что такое «рафтинг» на горной реке, все же главной целью нашей экспедиции была подводная охота. Поэтому и состав нашей экспедиции подобрался исключительно из охотников. Даже две девушки в команде, Ира и Лена – дайверши – тоже родственные души. У меня уже солидный опыт охоты на горных реках самых разных регионов от Кольского до Камчатки, поэтому самый первый вопрос, который я еще в Москве задавал руководителю экспедиции, Антону, как он оценивает прозрачность воды в Каменге. И, надо признать, он не обманул: «На двух метрах камни видно». Конечно, для горной реки два метра – недостаточно, но всегда хочется надеяться на лучшее. Мы тоже надеялись…

Первый заплыв мы сделали днем в месте первого палаточного лагеря, где собирали катамараны. Прозрачность оказалась метра два – плохо, но впереди еще 80 километров реки и мы свято верили, что дальше будет лучше. Сначала поплыли на плес, где течение почти останавливается и вполне возможно идти на ластах вверх по реке. Глубина где-то метров до четырех, надо было постоянно нырять. Рыбы практически не видели никакой. Хотя с моста мы на метровой глубине отчетливо наблюдали каких-то небольших рыбин, снующих между камнями. Дмитрий поплыл потом вниз, где река оправдывает свое название «горная». Видел много рыбы, в том числе и экземпляры не менее двух кило весом, много стрелял, но…увы! Горная река, однако: тебя несет, рыба супер шустрая, не крупная, плюс течение мотает ружье как ему заблагорассудится. Короче, только искры из камней высекал, да наконечник губил.

Я тоже полез, и сразу ушел на стремнину. Сплавляясь в подныре, тут же увидел каких-то рыбешек, граммов по 500 и меньше. Попасть в них «на лету» нереально. Тогда мы с Дмитрием спрятались от основной струи под скалу, где местами течение не только останавливалось, но и получалась «обратка». Приспособились, пользуясь защитой скалы, ныряли на дно (там глубина была метра три), и тогда видели перед собой уже на течении площадку метра два на два. Иногда туда вплывали эти загадочные рыбки. Но стоит только чуть высунуть ружье вперед, чтобы навести на цель, как течение тут же его атаковывает и точной стрельбы не получается. Да и попасть в двухсотграммовую цель однозубом тоже не просто, даже в обычных условиях. Только с третьего выстрела моя стрела прорезала спинку такой рыбешке, которую течением потащило по каменному дну. Мне же было необходимо рассмотреть, что это за «зверь», и поэтому я бросился в догонку и поймал свой трофей. (Обратите внимание: я слово трофей не взял в кавычки, так как считаю эту крошечную, но неизвестную мне рыбку, добытую в сложных условиях в чужой стране, настоящим трофеем). Еще в один из нырков в поле зрения выскочила какая-то рыбка уже на килограмм. Выстрелил сразу же, попал, но и рыба, и стрела тут же оказались за пределами видимости, и я не понял, как она соскочила. Стрела точно ее прошила, но, видимо, где-то совсем с краю.

В тот день на пятерых охотников была добыта одна-единственная, та самая моя рыбка. Мы ее рассмотрели, зафотографировали и, не поверите, запекли в фольге. Дегустировали трое. И так, первый же день охоты показал, что, во-первых, рыба держится на среднем течении и отсутствует на слабом, и, во-вторых, днем ее при такой видимости брать не получится. Что ж, будем охотиться по ночам, благо к такому варианту мы были готовы.

На следующей стоянке, только стемнело, Сергей и Юрий уже были в воде. Через какое-то время Сергей вылез, чтобы надеть все же перчатки: голые руки при воде 13оС серьезно задубели. Перчатки в темноте так и не нашел, но все равно снова полез в воду. На кукане у него уже были небольшие рыбки, но видел он «вот такие экземпляры»! Следующий раз он вылез, держа двумя руками стрелу, на которой билась очень красивая, восьмикилограммовая рыбина махсир. Юрий тоже вылез с добычей. После них полез я, но поплыл вниз по реке. Пока катился по глубине 2-2,5 метра, видел килограммовых рыбок, каких уже добыли Сергей и Юрий. Их не стрелял, так как на еду у нас уже было рыбы достаточно, да и рассказы друзей о виденных здоровенных рыбинах настраивали на иной лад. Потом увеличилась глубина, течение ослабло, и мои поиски оказались безрезультатными – там не было даже той не крупной рыбы, которую я видел на стремнине. Я так и вылез, не сделав ни одного выстрела.

На этой охоте я, можно сказать, заблудился. В какой-то момент решил перескочить на другой берег, встал боком к течению и включил ласты на полную. Что-то долго мне показалось я переплывал, но вот, наконец, и камни. Встал, осмотрелся. Светить далеко из-за надвигающегося тумана не получалось, а поросшие растительностью берега довольно круто уходили вверх. Все бы ничего, но почему-то течение опять слева направо. Так как ниже по течению уже отчетливо слышался порог, то я благоразумно поплыл вверх по течению, прижимаясь к своему берегу. Вскоре выплыл к нашей песчаной косе и окончательно убедился, что переплывая на другой берег, все равно каким-то чудом оказался снова на своем…

За мной в воду ринулся Дмитрий. Сначала он поплыл, как и я, вниз, но по другому берегу. Вернулся ни с чем, и поплыл вверх, фактически туда, где ранее проплывали Сергей с Юрием. И, как он потом очень эмоционально рассказывал, почти на каждом нырке видел «монстров». В результате вылез к лагерю с масхитом на девять килограммов, но видел «существенно больше». Кого-то и пробить не смог. Прозрачность воды на этой стоянке была уверенных полтора метра. К сожалению, в дальнейшем нам приходилось довольствоваться метровой видимостью. Для меня такая видимость – приговор, в том смысле, что не люблю я охотиться в мути, какую бы рыбу это не сулило. И здесь я плавал, можно сказать, наступив себе на горло. В результате одного масхира я все же вписал себе в актив, правда, небольшого, на три килограмма. При этом стрела даже не вышла из ствола ружья. У ребят тоже особого успеха не было. Потом все мы пожалели, что не задержались еще хотя бы на денек в том месте, где были и видимость и крупняк.

Сейчас, по прошествии энного времени, можно проанализировать охотничьи результаты. Из-за промаха с прозрачностью воды, лично я ошибся в выборе ружья. Вместо «зелинки» 70 сантиметров с задней ручкой, следовало бы взять «зелинку» 60 сантиметров с ручкой посередине. Все остальное снаряжение полностью соответствовало условиям охоты на горной реке. Костюмы 5мм позволяли охотиться на течении не замерзая, боты позволяли далеко заходить по берегу к началу сплава, дайверские ласты с открытой пяткой позволяли без проблем нырять на имеемые 4-5 метров. Проблема была с наконечниками, которые не выдерживали попадания в камни. Дима жаловался, что не пробил большого масхира, и не мудрено – наконечник его стрелы был расплющен. У меня же после единственного, можно сказать, ослабленного выстрела (стрела прошла рыбу и не вышла из ствола), у однолепесткового наконечника «Пеленгас» откололся кончик. Очевидно, был перекален.

У всех участников экспедиции, имелись спиннинги и самые разнообразные приманки. Еще до отъезда из столицы, мы знали, что в реке Каменг водятся экзотические масхиры весом до 30 килограммов! Ну как тут не попытать рыбацкого счастья, особенно, если не сложится с подводной охотой?! Так и получилось: первую рыбину на 4 килограмма с лишним поймал Юрий, потом у него же какой-то, видимо, очень крупный экземпляр разогнул заводное кольцо при вываживании. А потом Владислав установил рекорд – выловил масхита на 12кг! Счастью и гордости не было предела! Сразу скажу, что в результате нам удавалось выловить и настрелять ровно столько рыбы, сколько могли съесть. Нам не приходилось ни выпускать пойманную рыбу, ни выбрасывать испорченную или не съеденную. Рыба, особенно эти самые масхиры, оказались очень вкусными, и даже я, прохладно относящийся к любой рыбе в любом виде, тут уплетал ее с удовольствием и почти наравне со всеми.

Махсир (масхир) – рыба семейства карповых, рода усачей. Разобраться окончательно в их систематике уже по возвращении из Индии, нам так и не удалось. Различные источники называют несколько видов масхиров: шоколадный, золотой, серебряный, крупночешуйчатый усач-тор… У тех, что мы ловили, была действительно очень крупная чешуя, по два характерных усика по углам рта, огромные глоточные зубы и кишки, полные измельченной зеленой массы.

Кроме крупных махсиров мы стреляли и ловили еще как минимум один вид рыбы. Форма тела у них схожая, но более мелкая чешуя и ярко выраженный нижний рот. Еще у них на лбу такие же пупрышки, как у плотвы во время нереста. Похоже эти рыбки более чем на два килограмма не вырастают. Только в Москве, пересмотрев множество литературы, нам удалось выяснить, что это Лабео. Местные эту рыбу называют «Ассуль» и ловят различными способами. Первый стандартный – донка. Наживляют либо какой-то фрукт или ягоду (выяснить не удалось), либо какую-нибудь личинку. Второй более оригинальный: плетут из лозы ловушки и устанавливают их на узких сливах между камней. Еще делают петли, которые вяжут к основной леске, которую растягивают на дне, используя камень на конце. И, наконец, метод, обусловленный наличием моста над рекой. Взрослые с моста обнаруживают и горланят молодежи, указывая местонахождение рыбы. Те ныряют и руками, шаря под камнями, ловят ассулей до килограмма весом. К слову сказать, температура воды в период нашего там пребывания была 13оС. Мы купались. Вообще, рыбы в реке действительно много. И можно себе представить, какое удовольствие получил бы от здешней рыбалки настоящий спиннингист-профессионал.

Вода в Каменге имеет ярко выраженный зеленоватый оттенок, поэтому прозрачность ее невысокая. Предположительно в ней что-то растворено, некий фито или зоопланктон. Берега почти везде круто поднимаются вверх, а в некоторых местах река и вовсе течет в каньонах. Конечно, очень красиво! Мы оказались в этих местах в конце января, в наиболее засушливое и холодное (по индийским меркам, конечно) время года. Не смотря на это, все берега и горы покрыты вечнозеленым тропическим лесом. Над общим уровнем джунглей возвышаются тисы, голые стволы которых часто оплетают лианы. Из наших «родных» деревьев лишь однажды я увидел каштан и нашел его плод – орех. Много пальм, три вида (кокосовые, финиковые и банановые) я узнал. Всего же в Индии пальм двадцать видов. Всюду растет бамбук. Его, как очень доступное (но, увы, не дающее углей) топливо мы постоянно использовали при приготовлении еды на костре. Еще мы пользовались бамбуком для укрепления катамаранов. Самое же оригинальное использование этого растения (бамбук относится к злакам) мы применили при копчении рыбы. Для этого в выпиленное колено зеленого бамбука, закрытое с одной стороны своей естественной перегородкой, засовывали не крупную рыбу, затыкали отверстие листьями того же бамбука и просто клали в костер. Получалось вкусно.

Закончив сплав и рыбалку, у нас было время погулять по поселку Бхальюкпонг именно в тот день, когда вся Индия праздновала День Независимости – 26 января. А еще днем позже удалось немного познакомиться и погулять по столице страны – Дели. Поражало многое. И удивительно украшенные всякими рисунками и блестками грузовики, и дорожное движение, где вело и моторикши, мотоциклы и мопеды толкаются и с сантиметровыми зазорами просачиваются между маленькими, видавшими виды автомобилями, и многочисленные бомжи, живущие вперемежку с бездомными собаками прямо у проезжей части в центре столицы…И как все это укладывается в понятие «передовая Индия», которая в настоящий момент самая быстро развивающаяся страна мира, в которой больше всего миллиардеров – не очень понятно…

В.Виноградов, февраль 2015г.